Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:10 

Отражение, NC-17

Shadow_Fright
Killjoys, make some noise!
Название: Отражение
Автор: Shadow
Фэндом: Danger Days: The True Lives of Fabulous Killjoys
Пейринг: Fun Ghoul/Party Poison
Жанр: slash, angst, romance
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: Вся идея принадлежит Джерарду Уэю
Саммари: Иногда нервы сдают, а поддержку принимать не позволяет гордость
От автора: Пичалька в жизни заставила снова писать ангст

Изо дня в день, одно и то же: стрельба, перекур, погони, смех, смерть, песок, слезы, песни, Доктор Ди, пародия на еду, киллджои, Грейси, Фан. Калейдоскоп событий, лиц, пейзажей сливается в одно сплошное пятно, мельтешащее перед глазами, воспаленными от безжалостного солнца и сухого воздуха. Хорошо Кобре, в таком шлеме не страшен жар калифорнийской пустыни, только смотрится немного нелепо, да и носить с собой неудобно. Пати нравилась его собственная маска, полукарнавальная, полудетская. Она очень точно отражает сущность носящего ее, по крайней мере, кем он являлся в своей прошлой жизни. Сколько дорогих людей было тогда, любимых вещей, таких необходимых и бесполезных одновременно. А сейчас что? Брат, два друга, маленькая девочка, рэйган и киллджой-мобиль. Все вещи – то, что надето на них и сложенное в багажнике. Едой их обеспечивает организация, как и патронами; что-то удается украсть в Бэттери-сити, снять с трупов скэйркроу. Противно обыскивать мертвых, но иначе недолго и самому оказаться рядом с ними.
От размышлений Пойзона оторвал подошедший Кобра Кид, несший под мышкой свой шлем.
- Брат, пора искать убежище. До кафетерия не добраться, кругом могут быть засады. Ближе к нам заброшенный поезд, туда возможно загнать машину и самим расположиться с удобством.
- Доктор знает?
- Да. Народ согласен, осталось тебе решить.
- Мне без разницы, куда ехать; просто будешь говорить, когда поворачивать, - Пати встал с земли и направился в сторону разбитой, чудом ездящей машины. Кобра внимательно смотрел ему в след. Никто, кроме него, не знал этого киллджоя насколько тесно, чтобы понять всю серьезность такой смены настроения. Раньше Джерард находил выход в спиртном, наркотиках и песнях, а теперь все это равносильно самоубийству. В этом тяжесть положения повстанца: ни минуты нельзя ни расслабиться, ни забыться. Каждую секунду надо находиться в боевой готовности, чтобы отразить внезапные атаки BL/ind. И грош цена тому киллджою, что не сможет оказать достойное сопротивление.
Пати сел за руль и откинулся на сидение. Как же он устал! По началу все это казалось чем-то новым, правильным, заводящим, возбуждающим. Перестрелки, взрывы в городе, пакости в сторону корпорации… Но когда наступает осознание серьезности всей проблемы, приходит и чувство острой боли за все свои поступки.
- Хэй, Пойзон, чего грустим? Учти, не засни за рулем, я хочу оказаться на месте целым и невредимым! – на заднее сидение упал Фан, дружески взъерошив волосы киллджоя.
- Ты, как всегда, улыбаешься ,- Пати повернул зеркало заднего вида ,чтобы посмотреть на Гоула.
- А я уже забыл, как ты это делаешь, - парень придвинулся ближе и прихватил губами ухо Пойзона. Тот вздрогнул и отодвинул голову друга от себя.
- Не сейчас, Фан, - конечно, Пати хотелось продолжить, ему нравились прикосновения Фрэнки, мягкие поцелуи одновременно возбуждали и успокаивали, давали ощущение жизни. Но в данный момент киллджою не нужны ни эти чувства, ни сам Гоул. Пустота внутри затягивала его все глубже, не оставляя места для других людей.
- Ты изменился, Пойзон, - чуть нахмурился Фан и откинулся назад, пристально глядя в отражение, - Почему ты отталкиваешь меня, не даешь прикоснуться к себе? Расскажи, что происходит?
- Не заморачивайся, это только мои проблемы.
- Дурак! Мы все здесь одна команда, и нет твоих или моих проблем, все наши!
- Нет, - отрезал Пати и поправил зеркало. Ему не хотелось продолжать этот тягостным разговор, он не мог видеть грустное лицо своего друга.
Остальные киллджои подошли к машине и заняли свои места. Грейси с трудом подавляла зевок, терла глаза и пыталась устроиться на плече Джета. Стар улыбнулся и потрепал по кудрявым волосам, подмигнув Гоулу. Кобра, усевшийся на переднее сидение, достал карту и дал знак брату заводить мотор. Киллджой-мобиль дернулся и двинулся по неровной дороге; пейзаж кругом был унылым и одинаковым, сменяясь иногда табличками BL/ind с изображениями разыскиваемых повстанцев.
- Теперь налево… - указывал маршрут Кид, периодически сверяясь с картой. – Километр прямо, - молчание в машине становилось все более напряженным, Пойзон крепко держал руль обеими руками, неотрывно смотря прямо перед собой. Гоул обнял уснувшую Грейс, сам борясь с наваливающейся усталостью. Состояние Пати сильно беспокоило его – такая депрессия наблюдалась много лет назад, и ничего хорошего из этого не вышло. Лишь поддержка друзей смогла вытащить Джерарда из власти наркотиков и алкоголя. В то время Уэй был похож на бледную тень, белое лицо с темными кругами под глазами, тонкие руки с измученными шприцами венами.
… - Отдай, Фрэнки! – заныл Джи, протянув руку к Айеро. Его трясло от ломки, в мозгу была лишь одна мысль – получить кайф любыми средствами.
- Нет, Джерард! – твердо стоял на своем гитарист, брезгливо осматривая шприц, который держал в своей руке. – Эта гадость убьет тебя. Ты так хочешь сдохнуть?
- Ты не понимаешь, как мне плохо! Без этого я не могу творить, не могу спокойно жить. Голова трещит т мыслей, все тело начинает болеть. Дай мне, Фрэнки, пожалуйста!
Айеро с жалостью посмотрел на унижающегося парня и присел рядом с ним.
- Хочешь быть зависимым? Хочешь избавиться от всего, что причиняет тебе боль?
- Да… - Джи приблизился к гитаристу, пытаясь дотянуться до дозы.
- Тогда попробуй это! – Фрэнк выкинул наркотик в окно и толкнул вокалиста в грудь. От неожиданности ослабевший Джерард упал на спину и с недоумением взглянул на Айеро.
- Ты что творишь? Зачем выбросил?
Вместо ответа Фрэнки встал на колени над лежащим Уэем, дотронулся до его бледного лба и склонился ниже, едва касаясь губами краешка его рта. Такие действия повергли вокалиста в шок. Кто здесь под кайфом, еще надо решить! Похоже, Айеро сошел с ума, раз начал активно вторгаться в раскрытый от недоумения рот Джи, навязывая грубый поцелуй. Одновременно он поддел пальцами край футболки, задирая ее и оголяя бледное тело.
- М-м-м… Отпусти меня, придурок! Это тебе не концерт! – пытался высвободиться Джерард, но наркотики окончательно забрали у него последние силы. От ощущения беспомощности на его глазах появились слезы, пальцы мелко дрожали, кожа покрылась пупырышками от холода.
- Ну уж нет, - продолжал Фрэнки тихим ровным голосом, спускаясь ниже, целуя грудь и живот парня. – Если ты решил впасть в зависимость от чего-то, пусть это будут не наркотики, а секс… Только со мной, - он окончательно сдернул футболку с Джи и занялся ремнем его штанов.
- Нет, Фрэнки, я не хочу! Я не буду! Отпусти! – попытки вырваться начали раздражать Айеро, и он перехватил руки, бьющие его по спине.
- Почему ты злишься на меня? Наркотики любишь, а мои прикосновения отвергаешь? – ореховые глаза мистически блестели, притягивали и пугали.
- Но… Фрэнки… это как-то … странно, что ли? Одно дело поцелуи на сцене, а здесь… Ты же парень, да и я не девушка. Зачем тебе это надо?
- Просто я давно хочу тебя, - резко дернул Джерарда на себя и крепко обнял, обжигая его шею горячим дыханием. – Мне больно смотреть, как ты медленно уничтожаешь себя. Я хочу, чтобы ты принадлежал только мне…
Уэй слушал сумбурную речь, широко распахнув глаза, ощущая нежные руки на своем теле, медленно скользящие по коже. Почему? Зачем Фрэнки говорит такие слова? Только из-за группы? А если нет? Тогда, он… Фрэнки, который всегда рядом, спит, ест и веселится вместе с ним, он… нет! Мозг, отравленный тяжелой наркотой, медленно соображал, отказываясь принять эту информацию.
- Айеро, ты сумасшедший, - едва слышно сглотнув, прошептал Джерард. – Неужели ты так относишься ко мне, что готов бороться вместе такого слабака с героином?
- Да, - просто ответил гитарист и поцеловал своего друга, аккуратно укладывая на пол…
… Воспоминания пронеслись перед Гоулом, как вспышка молнии, вызывая в теле приятную истому. Как же хочется повторит все эти безумства!
- Фан! Заснул, что ли? Мы приехали, вылезай! – парень очнулся от своих мыслей, ощутив болезненный толчок в бок. Пойзон вытаскивал ключи из гнезда зажигания, заглушая мотор. Гоул посмотрел за окно и увидел старый поезд, стоявший на уцелевших рельсах. Некоторые вагоны уже пришли в негодность, но один выглядел более пригодным для ночевки.
Выйдя из киллджой-мобиля, повстанцы быстро забрались в поезд, ища наиболее комфортное купе. Выбрав три двухместных, они разложили вещи, уложили сонную Грейс в отдельное купе и стали разогревать старый чайник, найденный в закутке проводника. Пати тем временем загонял машину в грузовой вагон, чтобы не привлечь внимание скэйркроу. Идти к друзьям не хотелось совершенно, потребность в одиночестве все больше овладевала им. Особенно тяжело ловить на себе заботливые сочувствующие взгляды, тем более от Гоула. В свое время он вытащил его из такого дерьма, что вспоминать страшно. Фрэнки дал новый повод жить, творить, смеяться, подсадив Джи на новый вид зависимости. Секс с ним стал наркотиком, безвредным, но чрезвычайно сильным. Мысли были только об Айеро, везде и всегда сопровождал образ гитариста, одетого и не очень. Тексты песен стали посвящаться ему, правда, никто об этом не знал – за это стоит благодарить грамматику английского языка, не имеющего половых различий в окончаниях глаголов и прилагательных.
- Эй, Пойзон, какого черта ты там застрял? – громкий шепот раздавался на всю округу. Так делать может только Гоул. Придурок!
- Сейчас приду. А ты свалил отсюда!
Естественно, он никогда не слушал то, что ему говорил Джерард. Забравшись в вагон, Фан подошел к машине и склонился над окном водительского места.
- А что такое? Чем таким непристойным ты здесь занимаешься, а? – дурацкий смех начинал раздражать.
- Ничем! Я не такой озабоченный, как ты! – Пати вышел из машины и с силой захлопнул дверь.
- А я про подобное даже и не спрашивал, сам спалился, - хихикнул Фан и поправил бандану. – Здесь нечего стыдиться, жизнь в пустыне без девушек оставляет определенный отпечаток, заставляет совершать такие поступки.
- А сам как справляешься? – огрызнулся Пойзон и спрыгнул с вагонной лестницы. Гоул последовал его примеру.
- Ну, мне немного легче, я не такой половой гигант, как некоторые, - усмехнулся киллджой и пошел рядом с Пати, почесывая затылок. – Меня больше угнетает отсутствие нормальной ванны. Помнишь, как мы ее использовали в свое время?
- Такое не забудешь, - выражение лица киллджоя никак не изменилось, оставаясь таким же сосредоточенным. – Я бы на твоем месте думал о более серьезных вещах, иначе все может печально закончиться. К примеру, ты знаешь о возможных отрядах скэйркроу в ближайшем радиусе от нас?
- Конечно, - пожал плечами Фан. – На север в паре километров и на востоке чуть дальше. Не беспокойся, Джет следит за безопасностью, а Кобра прекрасно составляет маршрут наших передвижений.
- А ты что делаешь?
- Я пытаюсь развеселить нашего командира! – Гоул широко улыбнулся и хлопнул шедшего рядом парня по плечу. – Это более ответственное и опасное задание.
- Да пошел ты! – такая беспечность бесила сильнее, чем постоянная улыбка. – Как можно быть таким … таким…
- Сексуальным? – хохотнул Фан, приглаживая свои отросшие волосы. – Ну да, я такой! Не расстраивайся, ты не один хочешь меня, даже…
Удар прервал его самовосхваление. Голова мотнулась в сторону, по губам потекла кровь, в сумерках казавшаяся черной. Гоул с недоумением посмотрел на тяжело дышащего Пойзона, который почти с ненавистью смотрел на повстанца, крепко сжимая ладони в кулаки.
-Ты достал! Неужели не понимаешь, что с таким отношением быстро сдохнешь? Думаешь, никто не заметит твоей гибели?
Фан стер кровь с лица и улыбнулся.
- А-а-а, вот оно что! Кое-кто боится потерять меня, потому что до сих пор испытывает сильную … кхм… привязанность. Хороший актер умер в тебе, Пойзон, печально, что смердеть начал.
- Пошел к черту, придурок! – Пати сделал в его сторону неприличный жест и забрался в жилой вагон. Внутри парень кипел от ярости и злости. Гребанный Фрэнки! Сам виновник этого конфликта спокойно стоял перед входом и продолжал довольно улыбаться. Такая реакция радовала его больше, чем давние признания.
Войдя в купе, где ужинали киллджои, Гоул сразу заметил заинтересованные взгляды Джета и Кобры. Конечно, что они еще могли подумать, когда к ним ввалился встрепанный, покрасневший Пати, запыхавшийся и нервный, а после него спокойно зашел довольный Фан. Эх, знали бы они, как он хотел реализовать их мысли!
- Долго тебя не было, - деликатно заметил Кид и протянул опоздавшему банку Пауэр Пупа. – Кстати, вы с Пойзоном спите в соседнем купе, там уже все готово.
- А почему именно с ним? – взорвался Пати, едва не подавившись едой от возмущения.
- Нечего было задерживаться, и вообще, не выделывайся, мы и так все здесь сделали без посторонней помощи.
- А я машину прятал, это ничего, да?
- Успокойся, братишка, - миролюбиво дотронулся до его плеча Кобра. – Нам с Джетом надо обсудить дальнейшее передвижение, мы будем мешать вам, кхм, спать…
- Почему вокруг меня одни идиоты? Да не трахались мы с ним!
После такого выкрика в купе воцарилась гробовая тишина, мгновение спустя разорвавшаяся громким хохотом.
- Ах, Пати, - сквозь смех, задыхаясь, проговорил Кид. – Вот спалился, так спалился! Теперь мы точно знаем, о чем ты все время думаешь!
- Идите вы! – Пойзон с грохотом поставил недоеденный Пауэр Пуп на столик и вышел из купе, захлопнув за собой дверь. Парни еще долго не могли успокоиться, постоянно находя в этой ситуации все более смешные моменты. Гоул, покатываясь от смеха, подумал о невероятной удачности этого случая – сейчас Пати злой и несчастный, обиженный на весь мир, а значит, очень легкая добыча.
- Ладно, ребята, я спать.
- Удачи, друг! Надеюсь увидеть тебя завтра целым, а Пойзона счастливым и довольным, – напутствовал его Джет, а Кобра снова зашелся в истерическом смехе.
- Действительно придурки, - подмигнул Гоул и вышел в коридор. Из соседнего купе раздавались приглушенные проклятия и мат, значит, киллджой до сих пор в гневе. Сделав как можно серьезней лицо, Фан подошел к двери и тихо постучал.
- Эй, Пойзон, ты там в порядке?
- Я сказал, иди отсюда!
- Знаешь, это нечестно! Я тоже здесь сплю.
- Меня не волнует, где и с кем ты ночуешь. Проваливай!
- Ну уж нет! – Гоул рванул дверь, заходя в купе. В темноте на полке лежал Пойзон, закинув руки за голову, и смотрел на посмевшего нарушить его покой.
- Наглый…
- Конечно, с кем общаюсь, от того и нахватался, - Фан закрыл дверь, щелкнув замком и сел на соседнее место. Немного неловко оставаться вдвоем после ссоры. Привыкнув к темноте, Гоул стал любоваться профилем Пати, его аккуратным вздернутым носом, притягательными губами, изящной фигурой.
- Чего уставился?
- Просто, - киллджой немного подался вперед, дотрагиваясь пальцами до его живота. Пойзон вздрогнул и поверну голову в сторону друга.
-Зачем ты это делаешь? – грустные нотки четко звучали в голосе Пати, когда он задал давно мучивший его вопрос.
- Я хочу, чтобы ты доверился и рассказал все, что тебя беспокоит, - рука, поглаживающая пресс Пойзона, стала смелее; Фан опустился на колени перед ним и уткнулся носом в его бок.
- Зачем тебе надо знать мои проблемы? – все тот же безжизненный тон и чуть сбившееся с ритма дыхание.
- Потому что дорогой мне человек страдает в одиночестве, строя из себя супер-героя-мученника. Мне больно смотреть на все это, - Гоул заставил друга подвинуться и лег рядом, обнимая за талию.
- Больно? Что ты знаешь о боли? Тебе приходиться каждый день вспоминать все потерянное, ощущать пустоту от гибели родных, чувствовать ответственность за выживших? Каждый день, убивая скэйркроу, я осознаю, что лишаю жизни людей. Да, BL/ind – наши враги, но смерть для всех одна. Я боюсь, постоянно думаю о возможной потери всех вас. Наблюдая за тем, как ты улыбаешься, мне становится просто невыносимо от того, что я не могу ответить тем же. Я не хочу, чтобы кто-либо из вас утратил жизнерадостность, пускай я один буду отвечать за все ошибки! – Пати не выдержал и заплакал, чувствуя облегчение от того, что смог выговориться, рассказать все, что было на душе. Фан крепче сжал Пойзона в своих объятиях, поглаживая киллджоя по голове.
- Дурачок мой, неужели ты думал, что тебя никто не поддержит? Мы все пережили этот ужас, все вместе. Мы почти семья, и твое настроение влияет на наше. Кобра и Джет тоже чувствуют твою боль и хотят помочь. Глупо отказываться от друзей, пытаясь их защитить.
- Фрэнки… - внезапно прошептал Пойзон и посмотрел на обнимающего его киллджоя. Его глаза блестели от слез, но уже лучились надеждой.
- Что такое, Джи? – ласково спросил Гоул, произнося давно забытое прозвище.
- Поцелуй меня…
Фан приблизил свое лицо и осторожно коснулся лба Пойзона, ощущая жар кожи, после чего спустился ниже, взяв за подбородок киллджоя, и поцеловал глубоко и страстно, покусывая нижнюю губы, играясь с языком Пати, одновременно проникая ладонью под куртку.
- Черт, на хрена столько одежды, когда ты живешь в пустыне? – ругнулся Гоул, подмял под себя обалдевшего от неожиданного напора Джерарда и стал расстегивать на нем одежду. Все это он проделывал крайне медленно, заставляя парня прогибаться и пристанывать от нетерпения.
- Фрэнки… Быстрее, прошу!
- Нет, Джи… Сам тянул, теперь терпи, - садистская улыбка озарила лицо Гоула. Куртка и футболка уже лежали на полу, теперь настала очередь джинсов. Не успел Фан расстегнуть ремень, как Пойзон перехватил его руку.
- Подожди… Я хочу, чтобы сначала ты снял с себя верх… Почти забыл, как выглядят твои татуировки.
Фрэнки согласно кивнул, обнажая бледное тело с неимоверным количеством рисунков. Джи жадно смотрел на раздевающегося киллджоя, после, не в силах быть безучастным зрителем, прильнул губами к груди, обводя языком “Hope” и левый сосок, иногда прихватывая его зубами. Гоул сидел на ногах Пойзона и, откинув голову и прикрыв глаза, наслаждался долгожданными поцелуями. В темноте ощущения обострились, даже легкое прикосновение вызывало бурю эмоций.
- Джи… - на выдохе произнес Фан, перехватывая инициативу и укладывая киллджоя обратно на спину. Уэй с удовольствием передал другу возможность управлять ситуацией, податливо выгибаясь, когда Гоул снимал с него джинсы.
- А ты похудел, - заметил Фрэнки, проводя рукой по подтянутому животу.
-Да тут особо не потолстеешь, если будешь жрать только сублимированную еду, - усмехнулся Пати, движением ног сбрасывая штаны на пол и после этого обнимая киллджоя за плечи, осторожно опустившегося на него. Приятная тяжесть родного тела отзывалась в его собственном радостью и желанием. Ощущение жизни поднималось из глубины души, будоража каждую клеточку организма.
Гоул продолжал ласкать шею Пойзона, оставляя на коже пока едва заметные следы; его руки беспорядочно блуждали по торсу киллджоя, задевая особо чувствительные места. Тихие стоны заставляли кровь вскипать, отключая сознание и пробуждая примитивные желания. Фан судорожно стягивал свои штаны, сходя с ума от нетерпеливых движений Пати, который уже начал покусывать плечо своего любовника, порой сильно вонзая зубы в мягкую плоть.
- Ауч! Джерард, ты вампир!
- С тобой по-другому нельзя, - рассмеялся киллджой, обхватывая его талию ногами.
- Подожди, надо найти смазку. В сухую больно будет, - Гоул оглянулся, взглядом оценивая все на предмет любриканта, однако ничего подобного не попадалось.
- Ладно, попробуем иначе, - Фан поднес пальцы ко рту Пати, и тот начал их облизывать, стараясь как можно обильнее смочить слюной.
- Черт, даже от этого стоит как каменный, - прошипел Фрэнки. Пойзон согнул ноги, чуть расставив их, и откинул голову назад. Фан скользнул в него сначала одним пальцем, затем осторожно добавил второй, постепенно растягивая. У них давно уже не было секса, поэтому надо подготовить Джи как можно лучше.
- Давай уже…
- С удовольствием, - Гоул вытащил пальцы, подхватил Пойзона под колени и приготовился. Легкое движение, и Пати болезненно застонал, ощущая немного зудящее чувство растяжения. Фан замер, давая партнеру возможность привыкнуть. Секундный взгляд друг на друга, обоюдное согласие и новое движение, вскрик от нахлынувшего наслаждения, когда Фрэнк задел нужную точку; входя как можно глубже, он языком дотрагивался до ключицы Пойзона; движения становились все более быстрыми и жесткими, дыхание – тяжелым и хриплым. Айеро ловил каждый вздох, который вырывался из губ Джерарда, вдыхал запах красных волос, пряный аромат разгоряченного тела.
- А-ах, Фрэнки! – Пати выкрикнул имя самого дорого человека на свете, погружаясь в сладостные волны нахлынувшего оргазма. В ответ Фан крепко сжал выгнувшегося под ним Джи, делая последние движения и переворачиваясь на спину, прижимая к себе оглушенного наслаждением киллджоя.
С трудом выровняв дыхание, они еще долго лежали в темноте, не произнося ни слова. Самое ценное, когда ты можешь просто находится рядом с человеком, молча обнимать его.
- Мы, наверное, разбудили Кида с Джетом, - протянул Пойзон, потягиваясь и зевая.
- Да ладно, будто они не знали, какие у нас с тобой отношения, - хмыкнул Фан. Глаза слипались от усталости, хотелось продлить время, когда они спят вместе, будто единое целое.
Ночь постепенно сходила на нет, близился час, когда надо просыпаться и переезжать на новое место, дабы обезопасить себя от атак скэйркроу. Черт, такая жизнь не позволяет спокойно делать то, что хочется, но именно подобное ощущение опасности и внезапной смерти заставляет прочувствовать каждый момент, оценить вздох, поцелуй, прикосновение сильнее, чем в прошлой жизни….

@темы: Frerard, NC-17, fanfiction

Комментарии
2012-09-07 в 12:37 

А я вот заплакала под конец. Сраные калифорнийские пожары, сраные беттер ливинг индастрис, сраные скэйркроу - весь мир как будто против них :с

URL
   

My Chemical Romance slash

главная